• Навiны
  • (РУС) Мониторинг нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Беларусь, январь – июнь 2023 года

(РУС) Мониторинг нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Беларусь, январь – июнь 2023 года

Апошняе абнаўленне: 7 жніўня 2023
(РУС) Мониторинг нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Беларусь, январь – июнь 2023 года

С октября 2019 года Беларусский ПЭН систематически собирает факты нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Настоящий документ содержит статистику и анализ нарушений в сфере культуры с января по июнь 2023 года. Данный материал подготовлен на основе обобщенной информации, собранной из открытых источников (77 % фактов), через личные контакты (11 %) и в непосредственной коммуникации с деятелями культуры в рамках проекта по исследованию [1] скрытых репрессий (11 %).

NB: в целях информационной безопасности пользователей мы не указываем прямые ссылки на источники информации, если, согласно действующим в Республике Беларусь нормативным предписаниям, в отношении них введены ограничения. Больше о мониторинге.

Основные результаты мониторинга
Нарушения прав человека в отношении деятелей культуры
Уголовное преследование
Административное преследование
Увольнения
Другие формы преследования
Создание административных препятствий для деятельности в сфере культуры. Цензура и «черные списки» деятелей культуры
Пополнение в списке культурных «экстремистских материалов»
Вопросы государственной политики в сфере культуры

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ МОНИТОРИНГА

В 2023 году продолжается политически мотивированное преследование деятелей культуры, основанием для которого преимущественно служат события 2020 года – участие в мирных протестах, совместные обращения профессиональных сообществ к государственной власти о прекращении насилия над гражданами, пожертвования в фонды помощи пострадавшим, реакция в социальных сетях на резонансные публикации и другие действия того времени; подписка либо распространение «экстремистских материалов», несогласие с системой в целом. Не прекращаются допросы и обыски, задержания и административные аресты деятелей культуры, уголовные преследования, давление на заключенных в местах лишения и ограничения свободы, внесение в утвержденные государством списки «экстремистов» и «террористов». По-прежнему происходят как точечные, так и массовые увольнения неугодных, профессионалы из разных секторов культуры оказываются в «черных списках», фактически осуществляется запрет на профессию для представителей независимого сектора культуры и нелояльных режиму специалистов, работавших в государственных учреждениях культуры и образования. Люди культуры вынужденно покидают страну, некоторые из них оказываются перед выбором «отъезд либо тюрьма». Остающиеся же в Беларуси продолжают свое дело («…люди просто боятся, если честно. Но мы что-то делаем, понимаете?» [2] (©)) и, осознавая новую реальность, прибегают к самоцензуре и анонимности. Независимая культура живет в «режиме тишины» («…теперь тишина – это главное наше» (©)) и находится в поиске способов творчества и самореализации.

  • За январь – июнь 2023 года в Беларуси зафиксированы 925 нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры.
  • Право на справедливый суд / доступ к правосудию и цензура – преобладающие нарушения в отношении деятелей культуры в текущий период времени.

  • В заключении умерли художник Руслан Карчаули (в гродненской тюрьме), культурный менеджер и блогер Николай Климович (в витебской колонии), художник и перформер Алесь Пушкин (в гродненской тюрьме). Эти трагические смерти правозащитники и общественность связывают с условиями содержания и ненадлежащей медицинской помощью в закрытых учреждениях системы Министерства внутренних дел (МВД). При невыясненных обстоятельствах в Лидском РОВД скончался поэт Дмитрий Сорокин.
  • В колониях, тюрьмах, следственных изоляторах (СИЗО), учреждениях открытого типа (на «химии») либо на «домашней химии» [4] по состоянию на 1 июля находятся не менее 133 деятелей культуры, 114 признаны политическими заключенными.
  • Не менее 15 человек содержатся в заключении уже более 1000 дней – это почти 3 года. Деятели культуры, преследуемые по политическим мотивам, подвергаются в неволе жестокому и бесчеловечному обращению, находятся в состоянии постоянных ограничений и давления, коммуникация с ними или отсутствует, или существенно затруднена.
  • Осуждены не менее 48 деятелей культуры. Чаще других уголовное преследование осуществлялось на основании статьи 342 Уголовного кодекса Республики Беларусь («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») – за участие в мирных собраниях и протестах 2020 года. Всего с конца 2020-го осуждены не менее 212 человек.
  • В течение этого полугодия зафиксированы 130 случаев произвольного задержания деятелей культуры и 104 административных преследования. Как минимум каждый второй протокол был составлен по статье 19.11 КоАП («Распространение, изготовление, хранение, перевозка информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность») – за подписку либо репосты публикаций в интернете.
  • Деятелей культуры вызывают на допросы, досматривают при пересечении границы, записывают с ними «покаянные» видео, осуществляют давление через родственников, увольняют из государственных учреждений культуры и образования, исключают из творческих союзов (например, Союза художников) и т. д.
  • Подавление инакомыслия и свободы выражения мнения происходит под видом борьбы с экстремизмом и терроризмом:
    • 153 деятеля культуры внесены МВД в «Перечень граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства, причастных к экстремистской деятельности»; 23 включены Комитетом государственной безопасности (КГБ) в «Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности». 20 человек занесены в оба списка. Попадание в перечни влечет за собой дополнительные ограничения в правах.
    • Музыкальная группа Tor Band, объединение «Белорусская ассоциация журналистов», региональные СМИ «Гомель Штодзень» и MOST (освещающие, в том числе, темы беларусского языка, истории и культуры) были признаны КГБ «экстремистскими формированиями».
    • Не менее 75 материалов на культурную тематику (включая социальные сети деятелей культуры) внесены Министерством информации в список «экстремистских». Среди них 18 книг, 12 выпусков журналов «Наша гісторыя» и ARCHE, Telegram-каналы по теме истории и беларусского языка: Historyja, Belarus history, «Беларускі Бабілон», «Толькi пра мову», культурно-просветительский портал «Будзьма беларусамі!», печатная версия «Рэгіянальнай газеты», некоторые клипы или песни групп «Дай дарогу!», Sumarok, «Дети Хрущёвок», faceOFF, YouTube-канал Tyapin CREW, украинская песня «Ах, Бандеро!» и ряд других.
  • Основные инструменты давления государственной политики в сфере культуры – создание административных препятствий, цензура и «черные списки»:
    • Продолжаются репрессии в отношении негосударственной книжной сферы – в исследуемый период официально прекратили свою работу в Беларуси издательства «Янушкевіч», «Книгосбор» и «Зміцер Колас». Созданы нормативные препятствия для распространения беларусских книг внутри страны и вывоза печатных изданий за ее пределы.
    • Принудительно ликвидирована еще 21 некоммерческая организация, имеющая отношение к сфере культуры. А всего с начала целенаправленной кампании по ликвидации гражданского общества Беларуси (с конца 2020 года) этой процедуре подверглись не менее 204 НКО.
    • Существуют «черные списки» политически «неблагонадежных» литераторов, художников, фотографов, актеров, музыкантов, экскурсоводов, музейщиков.
    • Государство создает административные препятствия для осуществления концертной деятельности, проведения выставок, встреч, организации клубов по интересам и других культурных мероприятий; контролирует репертуарную политику театров и кинопроката, музейные экспозиции и т. д.
    • Известны случаи преследования участников культурных мероприятий. Так, в январе были задержаны участники экскурсионной группы, ехавшие на обряд «Калядныя цары», включенный в список нематериального наследия ЮНЕСКО. А в июне представители силовых структур совершили рейд на территорию агроусадьбы «Стулы», куда зрители приехали на показ батлейки.
  • Государство продолжает преследовать своих граждан за публичные проявления беларусскости (язык, символы, публикации на тему национальной истории), осуждение российской военной агрессии и поддержку Украины. Оно говорит с населением на языке вражды, сеет ненависть, русифицирует сферу культуры и все больше усиливает контроль.

НАРУШЕНИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ОТНОШЕНИИ ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ

  • Смерти деятелей культуры в неволе, уголовное преследование, приговоры судов, условия содержания в заключении.

2023 год принес смерти деятелей культуры, находившихся в заключении. 5 января в гродненской тюрьме умер художник Руслан Карчаули. Согласно дошедшей информации, смерть наступила после перенесенной пневмонии в результате несвоевременного оказания медицинской помощи. 6 мая в витебской колонии умер культурный менеджер и блогер Николай Климович, 61-летний политзаключенный со 2-й группой инвалидности по сердцу, приговоренный 28 февраля к году колонии за реакцию «смешно» на сатирическое изображение Лукашенко в социальной сети «Одноклассники». 1 июня при невыясненных обстоятельствах в Лидском РОВД скончался 37-летний поэт Дмитрий Сорокин, подробностей о случившемся мы не имеем. Ночью 11 июля [5] в реанимации умер политзаключенный художник Алесь Пушкин, человек-легенда искусства перформанса, приговоренный к 5 годам заключения за портрет антисоветского партизана Евгения Жихаря, написанный в 2014 году. На сегодня нет официальной информации о причинах и обстоятельствах смерти Алеся Пушкина, отбывавшего наказание в гродненской тюрьме. Однако дошедшие известия свидетельствуют о запущенной прободной язве и несвоевременном оказании художнику необходимой медицинской помощи.

По состоянию на 1 июля 2023 года в рамках уголовного преследования в колониях, тюрьмах, СИЗО, учреждениях открытого типа либо на «домашней химии» находятся не менее 133 деятелей культуры, 114 из которых признаны политическими заключенными (всего в Беларуси 1496 политзаключенных по данным правозащитного центра «Весна», 1750 – по данным инициативы по поддержке политических заключенных DISSIDENT.BY).

Не менее 15 человек находятся в заключении уже более 1000 дней (почти 3 года), в частности: менеджер культуры, видеоблогер и политик Сергей Тихановский; писатель и общественно-политический деятель Павел Северинец; меценат и политик Виктор Бабарико; менеджер культуры Эдуард Бабарико; музыкант и активист Сергей Спариш; танцоры Игорь Ермолов и Николай Сасев; автор тюремной литературы, анархист Александр Францкевич; музыкант и менеджер культурных проектов, общественный деятель Мария Колесникова; литератор, бард и адвокат Максим Знак; автор документальных фильмов и блогер Павел Спирин; UX/UI-дизайнер Дмитрий Кубарев; архитектор Артем Токарчук; промоутер истории, блогер Эдуард Пальчис и дизайнер, архитектор Ростислав Стефанович.

Деятели культуры, преследуемые по политическим мотивам, подвергаются в заключении жестокому и бесчеловечному обращению, находятся в состоянии постоянных ограничений, давления, без связи с семьей и адвокатами. Зачастую родственники месяцами не имеют от них известий. Так, с марта полностью отсутствует независимая информация о Сергее Тихановском, с апреля прервалась переписка с Марией Колесниковой и Максимом Знаком, до сих пор нет связи и информации о состоянии здоровья Виктора Бабарико, госпитализированного в конце апреля в очень тяжелом состоянии, как и нет никаких объяснений со стороны пенитенциарной системы о том, что с ним на самом деле произошло. Людей культуры в неволе подвергают дополнительному давлению на протяжении всего срока их заключения. Один из респондентов в рамках исследования скрытых репрессий назвал это «тюрьмой в тюрьме»:  «…сидя в колонии, его [Владимира Мацкевича] начинают запрещать: с ним нельзя разговаривать окружающим, если окружающие с ним разговаривают, то они получают ШИЗО… Ему запрещают получать посылки, письма. Это вообще фантастика – внутри уголовного наказания действуют репрессионные методы еще дополнительно, это ужас».

Всего в течение полугода в Беларуси были осуждены не менее 48 деятелей культуры. В том числе вынесен первый приговор в рамках специального производства – заочного суда в отношении экс-министра культуры Республики Беларусь, бывшего директора Купаловского театра, политика Павла Латушко. В рамках обвинений деятелям культуры инкриминировали от одной до семи статей Уголовного кодекса Республики Беларусь. Чаще других преследование осуществлялось на основании статьи 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») – за участие в мирных собраниях и протестах 2020 года.

27 деятелей культуры были приговорены к отбыванию наказания в колониях, 19 – к «домашней химии», 2 – к «химии».

К 13 годам колонии усиленного режима приговорен последовательный популяризатор беларусской культуры Павел Белоус – культурный менеджер, основатель независимой культурной площадки «Арт Сядзіба» (появилась в Минске в конце 2011 года) и магазина национальной символики Symbal.by (открылся в 2014 году). За свою беларусскость и ее продвижение путем организации концертов, литературных встреч, лекций, популяризации беларусских традиционных символов Павел Белоус обвинен режимом в «измене государству» и «причинении вреда национальной безопасности» – «распространял идеи белорусского национализма», как говорится в обвинении. «Это самый красноречивый пример последних недель, – сказал нам в интервью один из респондентов, – так как этот человек на самом деле не занимался никакой политической деятельностью, он в чистом виде культурницкий деятель, очень талантливый, очень активный и способный… Был осужден на такой огромный срок, причем формулировки… явно напоминают сталинские времена, потому что, по-моему, с формулировкой “белорусский национализм” еще никого до него не садили… Очевидно, это типично политический приговор…»

Страшные приговоры были вынесены правозащитнику, литератору, лауреату Нобелевской премии мира Алесю Беляцкому (10 лет колонии усиленного режима и 185 000 рублей штрафа (~63 000 USD) за осуществление правозащитной деятельности и помощь репрессированным); публицистке, политологине и исследовательнице Валерии Костюговой (10 лет колонии за профессиональную деятельность); музыканту Евгению Глушкову (9 лет колонии усиленного режима за снимок военного аэродрома в деревне Зябровка Гомельской области, откуда были зафиксированы запуски ракет по территории Украины); журналисту, эссеисту, члену Союза поляков Беларуси Андрею Почобуту (8 лет колонии усиленного режима за выражение мнения по поводу беларусских протестов 2020 года, исторических фактов 1939 года, защиту польского меньшинства). Основатель испанского визового центра Руслан Лобанок и культуролог, архивист, активист независимого профсоюза «РЭП» Вацлав Орешко приговорены соответственно к 11 и 8 годам колонии усиленного режима.

С ноября 2020 года были осуждены не менее 212 деятелей культуры.

  • Произвольные задержания, административные преследования.

В Беларуси продолжаются произвольные задержания, в том числе людей творческих профессий. В течение января – июня 2023 года задерживали экскурсоводов и музыкантов, менеджеров культуры и преподавателей гуманитарных дисциплин, художников и литераторов, фотографов и работников музеев, танцоров и ремесленников. Имели место и массовые задержания: сотрудников Национального Полоцкого историко-культурного музея-заповедника (конец марта), телерадиокомпании «Гомель» (начало мая), Витебского государственного технологического университета (середина мая), Полоцкого государственного университета (вторая половина мая).

За первые шесть месяцев 2023 года нами зафиксированы 130 случаев произвольных задержаний деятелей культуры. Известно, что как минимум за 88 задержаниями последовали административные суды, в ряде случаев начато уголовное преследование. Несколько человек были отпущены спустя какое-то время, информация еще о ряде случаев задержаний не является полной. В исследуемый период в мониторинге собраны сведения о 104 административных делах в отношении людей культуры – в редких случаях им не предшествовало задержание, либо это мог быть второй протокол, либо административное преследование в отношении уже отбывающих уголовное наказание. Как минимум каждый второй административный протокол составлен за подписку либо репосты в интернете публикаций, признанных режимом «экстремистскими» – статья 19.11 КоАП («Распространение, изготовление, хранение, перевозка информационной продукции, содержащей призывы к экстремистской деятельности или пропагандирующей такую деятельность»). Наиболее распространенный вид наказания – административный арест (не менее 2/3 случаев). Всего не менее 861 суток (почти 2,5 года) и 18 798 рублей штрафов (~5600 EUR) присуждены деятелям культуры в рамках административных судов в анализируемый период.

Отбыв сутки в условиях антисанитарии, переполненности камер и постоянного давления со стороны сотрудников закрытых учреждений, люди обязаны оплатить в доход государства «расходы на их содержание» в ЦИП (центр изоляции правонарушителей) или ИВС (изолятор временного содержания) – 15 суток обходятся в 277,5 рублей (~82 EUR). Тех же деятелей культуры, которые работали в каком-либо из государственных учреждений, в большинстве случаев (если не во всех) после административных арестов увольняют.

  • Увольнения.

В Беларуси продолжаются увольнения «неблагонадежных». За первые шесть месяцев 2023 года в мониторинге собраны факты об увольнениях 48 деятелей культуры, о которых нам стало известно из открытых источников и из исследования скрытых репрессий. Мы прилагаем дополнительные усилия для поиска и сбора информации в отношении данного вида репрессий, но осознаем, что факты этого раздела не отражают полной картины увольнений из сферы культуры прежде всего по причине того, что многие люди не хотят озвучивать эту информацию даже на условиях ее конфиденциальности: «Я не хочу называть их имена», «Не могу сказать», «Лучше не буду называть ее фамилию» (©) и т. д. В государственных учреждениях культуры специалистов продолжают проверять на лояльность, на не отвечающих идеологическим требованиям оказывают давление, увольняют или создают условия для увольнения. В 2023 году поводами для увольнения (формально чаще оформленного «по соглашению сторон») либо непродления контракта служат факты задержания («…пометка в милиции о том, что задерживали… то есть там пару часов, там даже суток не было» (©)), административного ареста либо уголовного преследования – по статье «за прогулы»; подпись, поставленная за выдвижение Виктора Бабарико кандидатом в президенты летом 2020 года («Просто приходит какой-то список – и все, ты в нем – и привет» (©)); «…доносы, которые пишутся через профессиональную деятельность» (©); пожертвования («…донатил в „экстремистские“ фонды» (©)); диффамационные публикации в отношении кого-либо из деятелей культуры в провластных СМИ, интернет-каналах и социальных сетях активистов.

Увольнение из государственных учреждений по указанным причинам влечет для человека проблемы в последующем трудоустройстве. Это значит, что ему закрыта дорога в какую-либо госструктуру страны: «Уволили и дали понять, что “вы никуда больше не устроитесь”» (©). Известны отдельные случаи, когда специалисту удавалось устроиться в другую государственную организацию, но это скорее редкое исключение из сложившегося правила.

В анализируемый период увольнения нелояльных специалистов («…кто неудобный» (©)) происходили в Мемориальном музее-мастерской Заира Азгура, Национальном Полоцком историко-культурном музее-заповеднике, Институте языкознания имени Якуба Коласа, Институте философии Национальной академии наук Беларуси, Полоцком и Белорусском государственных университетах, лицее Белорусского государственного университета, Белорусском государственном театре кукол, Гомельском городском молодежном театре и ряде других учреждений культуры и образования. Всего с 2020 года нами зафиксированы 376 фактов увольнения сотрудников по политическим мотивам.

  • Другие формы преследования, включая нарушение права на свободу передвижения.

Деятели культуры подвергаются обыскам, допросам – в КГБ, ГУБОПиКе, местных РОВД и других подразделениях силовых структур, их приглашают «на разговор», на «беседу» в прокуратуру. Получили распространение также визиты силовиков к родственникам, угрозы, принуждение к записи «покаянных» видео и другие формы давления и устрашения.

Растет число вызовов на допросы за пожертвования через интернет, которые делались в фонды помощи пострадавшим беларусам: угрожая уголовным преследованием за финансирование «экстремистской» и «террористической» деятельности, следователи «предлагают» оплатить сумму, равную десятикратному размеру пожертвования, на счет конкретного учреждения или предоставляют список нескольких «для самостоятельного выбора». В ряде случаев деятели культуры подвергаются вербовке – им предлагают подписать документ о сотрудничестве и обещают гарантировать конфиденциальность и лояльность взамен на предоставление информации в последующем.

Одна из нарастающих практик преследования и устрашения – опросы в пунктах пограничного пропуска. Процедура особо тщательного осмотра на границе при возвращении домой всех деятелей культуры, которые содержатся в базе людей, прошедших через административные суды, имеет повторяющийся характер: «…у меня тоже 23.34, они досматривают, таможенники, акт осмотра составляют, но это с большего я бы назвала стандартной процедурой… это такая реальность уже просто обычная» (©). Хотя и она бывает очень разной: «…таможенники досматривают, пересчитывают деньги – но вот … рассказывал, что его раздевали, например. Ну, это из неприятного…» (©). Теперь же через «разговор» и осмотр телефона при возвращении в Беларусь проходит в разы больше людей. Беседы на пункте пропуска могут длиться 40 минут и дольше. «Спрашивают, где была и зачем ездила. Опрос, переходящий в допрос, потому что цепляются за слова и крутят дальше» (©), интересуются друзьями, родственниками за границей, в Украине, смотрят подписки на телефоне и т. д. и т. п. Известны случаи, когда человека отпускали после разговора, а спустя короткое время приходили с обыском к нему домой и задерживали. Все эти случаи мы склонны классифицировать как нарушение права на свободу передвижения, что требует отдельных дополнительных исследований специалистов в данном вопросе. Здесь же необходимо отметить ситуации с польской писательницей Майей Вольных, которую в январе не впустили в Беларусь (и запретили въезд в страну на 20 лет), несмотря на безвизовый режим, действующий для граждан Литвы, Латвии и Польши, и с бывшей директоркой и преподавательницей польской школы, активисткой Союза поляков Беларуси Анжеликой Орехво – в июне ее без объяснения причин не выпустили из Беларуси.

СОЗДАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРЕПЯТСТВИЙ ДЛЯ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ. ЦЕНЗУРА И «ЧЕРНЫЕ СПИСКИ» ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ

Не останавливаются репрессии в отношении независимого книгоиздательства. 10 января 2023 года Экономический суд города Минска постановил прекратить действие свидетельства о государственной регистрации индивидуального предпринимателя Андрея Янушкевича в качестве издателя – закрылось издательство «Янушкевіч». Формальная причина такого решения – «выпуск в свет» печатных изданий, «в которых размещаются призывы к действиям, направленным на причинение вреда внешней безопасности Республики Беларусь, ее суверенитету, территориальной целостности, национальной безопасности и обороноспособности, или заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство Президента Республики Беларусь, а также содержащие информацию экстремистского или порнографического характера, информацию, пропагандирующую войну, нацистскую символику или атрибутику, культ насилия и жестокости, или направленные на разжигание расовой, национальной или религиозной враждебности или нетерпимости», а именно издание романа Ольгерда Бахаревича «Собаки Европы», детской книги по стихотворению Иосифа Бродского «Балада пра маленькі буксір» и научной монографии о войне Светланы Козловой «Аграрная палiтыка нацыстаў у Заходняй Беларусi: Планаванне. Забеспячэнне. Ажыццяўленне (1941–1944 гг.)». В 2022 году эти две художественные и одна научная книги были признаны Министерством информации «экстремистскими материалами». По такому же принципу ликвидировано старейшее частное издательство «Зміцер Колас», работавшее в Беларуси с конца 1980-х годов: на основании иска Министерства информации за выпуск сборника документов о польско-беларусском пограничье 1939–1941 годов «„Вызваленыя“ i заняволеныя» авторства доктора исторических наук Александра Смоленчука, внесенного в январе этого года в список «экстремистских материалов», 11 апреля Экономический суд города Минска постановил прекратить действие свидетельства о госрегистрации индивидуального предпринимателя Дмитрия Колоса. «Механизм такой: сначала они цепляются за какую-то книгу, что она экстремистская, а потом закрывают издательство на этом основании» (©). С 12 февраля этого года в процессе ликвидации находится издательство «Книгосбор», чью деятельность Министерство информации приостанавливало на несколько месяцев в прошлом году. В 2022 году также были ликвидированы негосударственные издательства «Голиафы» и «Лимариус». В итоге книги всех этих издательств изымаются из системы продаж в государственных книжных магазинах, как следствие – «… не стало целых полок. Не просто того автора или этой книжки – полками исчезают. Я чувствую примерно то, что чувствовал… в 2003 году в Минске: заходишь – и там только художественная литература, издательство “Беларусь”, “Белорусская Энциклопедия”… А, “Энциклопедия” уже закрылась сама. И больше ничего нет… Можно сказать, одна государственная книжность представлена в магазинах» (©).

Несмотря на то, что сектор некоммерческих организаций (НКО) подвергся в Беларуси существенному сокращению в 2021–2022 гг. – «…А про организации – ну как бы тоже их закрыли сразу практически, начали закрывать с 20-го года, и сейчас нет никаких организаций», «НГО так и не осталось… совсем», «…а мне кажется, все закрыли вообще в 22-м, в 23-м какое уже…» (©), принудительные ликвидации организаций гражданского сектора продолжаются. За первые полгода в стране стало меньше еще минимум на 21 НКО, работавшую в сфере культуры. Так, 10 января Верховным судом была ликвидирована старейшая общественная организация Беларуси – «Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры», созданное еще в 1966 году и возглавляемое последние 15 лет историком-этнологом и культурологом Антоном Астаповичем. Вклад этой организации в сохранение историко-культурного наследия сложно переоценить. 28 апреля Гродненский областной суд вынес решение о ликвидации первого официально зарегистрированного в Беларуси общественного объединения литовцев «Гимтине» («Родина»). Организация работала на базе средней школы с литовским языком обучения в деревне Пелеса Гродненской области с 1993 года (сама Пелясская средняя школа была принудительно закрыта властями в августе 2022 года). Всего с начала целенаправленной кампании по ликвидации гражданского общества Беларуси (с конца 2020 года) принудительно ликвидированы не менее 204 организаций культурной направленности.

  

Государство вмешивается во все секторы сферы культуры, а создание им административных препятствий переплетается с тотальной цензурой и запретом на свободу выражения. Министерство культуры одним звонком отменило офлайн-фестиваль авторских фильмов «Нефільтраванае кіно», который должен был пройти в Минске с 24 по 26 марта. После таким же образом трижды были сорваны образовательные кинолектории фестиваля. По разнарядке Минкульта снята с проката новая часть российского фильма «О чем говорят мужчины». Перед премьерой  был отменен показ и отправлен «на дополнительную проверку» беларусский психологический триллер «Странный дом», 6 апреля без преград вышедший в российский кинопрокат. В цензурированном виде вышел в Беларуси русско-беларусский сериал «За полчаса до весны», посвященный легендарному ансамблю «Песняры», – «по требованию Министерства культуры лица этих двух актеров [Дмитрий Есеневич и Георгий Петренко]… заблюрили, то есть такие кружочки…, конкретно масочка расфокуса на этих лицах» (©). Министерство культуры запретило проведение фестиваля косплея Free Time Fest в Гомеле. Не состоялся юбилейный концерт фолк-группы «Ягорава Гара», чья деятельность в принципе вынужденно приостановлена; был отменен моноспектакль Ивана Кирчука на площадке Купаловского театра; на несколько месяцев вынужденно закрывалась одна из самых популярных концертных площадок столицы – Prime Hall. От цензуры и вмешательства Минкульта потерпели выставки беларусской живописи «Леанід Шчамялёў. Прысвячэнне…» и «Выстава беларускай станковай і кніжнай графікі ХХ–ХХІ стагоддзяў» во Дворце искусства, организованные Союзом художников. В Минске и в регионах отменяли презентации книг, лекции, круглые столы, снимали с репертуара спектакли, не давали гастрольных удостоверений, не допускали участия в выставках, конференциях, фестивалях, встречах и других мероприятиях «неблагонадежных» для режима деятелей культуры – «Можно приглашать только вот как бы “правильных”» (©). Вышесказанное подтверждают слова министра культуры Анатолия Маркевича, прозвучавшие на итоговой коллегии Министерства культуры Беларуси в феврале этого года: «Предателям не место на сцене, будь то госспецмероприятие или концерт в агрогородке». В целях усиления роли государства в регулировании концертной деятельности с 1 августа 2020 года ведется реестр организаторов культурно-зрелищных мероприятий, работа по проведению гастролей зарубежных исполнителей сосредоточена в руках Белгосфилармонии и других крупных государственных концертных организаций. Внесены предложения по созданию реестра исполнителей и иных творческих работников, отвечающих за разработку и реализацию сценариев [6].

Цензура в Беларуси существует в двух видах:

  • институционализированном

в частности, изменения в Кодексе о культуре регулируют и регламентируют состав участников культурного мероприятия, его тему, название, содержание, организатора (им может выступать только включенный в Реестр организаторов культурно-зрелищных мероприятий) и т. п. «Это печально известный указ, или как там, об организации массовых мероприятий, и все думают, что с этим делать»; «…потому что нужно получать разрешение, и не все мероприятия подтверждаются», «…сейчас почти все, что ты делаешь, даже бесплатно, приходится согласовывать. Ну а если тебя нет в реестре, то ты даже и подать на это гастрольное удостоверение не можешь» (©). Однако и присутствие организатора в государственном реестре не гарантирует того, что ему будет разрешено провести мероприятие. Нам известен ряд случаев, когда давались отказы на заявления о выдаче удостоверения на право организации и проведения культурно-зрелищного мероприятия, например, на основании подпункта 1.12 («нарушение иных требований правовых актов») пункта 1 статьи 215 Кодекса о культуре – то есть, по сути, без объяснения причин.

  • негласном: «черные списки» –

феномен, десятилетия существующий в Беларуси, а после протестов 2020 года как никогда актуальный и масштабный. На сегодня они есть в отношении профессионалов всех видов искусства – литераторов, художников, фотографов, музыкантов, историков, музейщиков, экскурсоводов: «…если человек где-то засветился, то его не берут на работу в государственное учреждение, скорее всего, его не пригласят также на разрешенную импрэзу»; «И эти списки – они какие-то огромные, никто их никогда не видел, но там регулярно происходит так, что все новые художники каким-то образом оказываются в этих списках»; «…у нас нет допуска, например, … к тому, кому нельзя. Мы должны каждую кандидатуру посылать [в Минкульт] … на проверку»; «…это все становится известно экспериментальным путем. Наверное, кто-то точно знает, что он есть в этом списке, кто-то не знает, если ты никак не сталкиваешься, например, ты художник и не выставляешься, то, может быть, не знаешь до конца, есть ты там или нет» (©).

В прошлом материале мы также писали о «стоп-листе» запрещенных в Беларуси исполнителей, а сейчас получаем подтверждения этого на практике: рассказывая «Весне» о своей бывшей работе звукооператором в бобруйском Доме культуры, музыкант Вячеслав Аркатов говорил о цензурировании со стороны Министерства культуры, откуда спускался список запрещенных песен и групп, среди которых, например, украинский исполнитель Макс Барских, также внесенный в вышеупомянутый «стоп-лист».

Впервые за время мониторинга зафиксирован такой вид преследования за инакомыслие, как практика исключения из творческих союзов. Известно, что решением Рады из «Белорусского союза художников» исключены 10 художников, среди которых Алесь Пушкин, Геннадий Дроздов (в мае этого года осужденный на 3 года колонии), Владимир Цеслер (живущий в эмиграции) и другие.

ПОПОЛНЕНИЕ В СПИСКЕ «ЭКСТРЕМИСТСКИХ МАТЕРИАЛОВ»

На сегодня внесение материалов в «Республиканский список экстремистских материалов» – одна из форм борьбы режима с инакомыслием. За исключением единичных видов продукции неонацистского, националистического и радикально-религиозного толка, абсолютное большинство материалов включено в список по политическим мотивам [7]. В январе – июне 2023 года Министерство информации внесло в него не менее 75 материалов, содержащих контент на тематику культуры (книги, журналы, музыкальные клипы, сайты, YouTube- и Telegram-каналы, статьи и др.) либо имеющих отношение к деятелям культуры (страницы в социальных сетях). Все эти случаи мы фиксируем для целей настоящего мониторинга формулировкой «признано экстремистским материалом», однако важно отметить, что основания, на которых происходит пополнение списка, вступают в конфликт со стандартами отправления правосудия и создают негативную правоприменительную практику.

  • Литература и история

«Экстремистскими материалами» в течение полугода признаны 18 книг. Это работы Анатолия Тараса либо под его редакцией – «Беларусь превыше всего! (О национальной беларусской идее)», «Запiсы таварыства аматараў беларускай гiсторыi iмя Вацлава Ластоўскага. Выклiкi “рускага свету” i Беларусь. Выпуск 6», «Постсоветский транзит: между демократией и диктатурой: Сборник статей», «Страницы прошлого: статьи по истории Беларуси», «Праблемы гуманiтарнай бяспекi Беларусi: Матэр’ялы навукова-практычнай канферэнцыi» и «Трансфармацыi ментальнасцi беларусаў у XXI ст.: Матэр’ялы навукова-практычнай канферэнцыi», а также следующие книги: Владимир Бешанов, «Год 1942 – учебный»; Вадим Деружинский, «Забытая Беларусь»; Сергей Захаревич, «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941–1945 гг.»; Леанід Лыч, «Нацыянальна-культурнае жыццё на Беларусi ў часы вайны (1941–1944 гг.)»; Виктор Суворов, «Тень Победы»; Олег Усачев, «Кто, как и зачем убил Вильгельма Кубе»; Аляксандр Смалянчук, «„Вызваленыя“ i заняволеныя. Польска-беларускае памежжа 1939–1941 гг. у дакументах беларускiх архiваў»; Альгерд Бахарэвіч, «Апошняя кнiга пана А.»; Анатоль Гатоўчыц, «Адысея капiтана БНР»; Сергей Сюзев, «Двадцать лет рабства: Беларусь сегодня»; Алиция Дыбковская, Малгожата Жарын, Ян Жарын, «История Польши с древнейших времен до наших дней»; «Polskie pieśni patriotyczne».

Всего с 2021 года уже 29 книг – художественных, публицистических, научных – признаны «экстремистскими».

Статус «экстремистских материалов» получили Telegram-каналы об истории Беларуси: 27 февраля Министерство информации внесло в списки канал Historyja («Kanał pra našu historyju / Канал пра нашу гісторыю»), с июня 2022 года уже считающийся «экстремистским формированием»; 6 апреля – Belarus history («История Беларуси в фото и коротких интересных фактах»); 13 апреля – авторский канал краеведа и экскурсовода Тимофея Акудовича «Беларускі Бабілон» («Беларуская гісторыя ў незвычайных ракурсах»). 6 марта список пополнился девятью номерами научно-популярного журнала «Наша гісторыя» и тремя номерами независимого научного, научно-популярного, общественно-политического и литературно-художественного журнала ARCHE, вышедшими в 2018–2020 годах.

  • Музыка

7 февраля был признан «экстремистским» панк-гимн конца 1990-х годов «Наш дом – Беларусь», 8 февраля – клип и текст песни «Экстремист» (2023) группы «Дай дарогу!» (это второе видео, ставшее «экстремистским», – в августе 2021 года таковым признали клип «Баю-бай» (2020)). 24 февраля в списке оказалась страница «ВКонтакте» беларусской неофолк-группы «Крывакрыж», чьим opus magnum считается альбом «Малітвы вайны» (2009) – «предельно политизированный, ангажированный и русофобский»; 14 марта в него включили видеоклип «Sumarok – Чэрцi» группы Sumarok, содержащий кадры протестов  в Молодечно в 2020 году (год тому «экстремистской» была признана статья об этом клипе, вышедшая в «Рэгіянальнай газеце» в октябре 2020 года), а 31 марта список пополнился еще одним видеоклипом группы – «Sumarok – 2020». 12 апреля «экстремистскими» признали музыкальные композиции «2020», «Таракан (демо)» и «Папицот» группы «Дети Хрущёвок», а также ее YouTube-канал и соцсети. 26 апреля в списке появилась еще одна украинская песня – «Ах, Бандеро!» (в ноябре 2022 года «экстремистской» была признана «Батько наш – Бандера, Україна – мати»). 25 мая в него были внесены четыре песни группы faceOFF: «Пора!!», «Стражи галактики», «Ненависть» и «Вясна», а также ее страница «ВКонтакте»; 23 июня – YouTube-канал Tyapin CREW, сайт и соцсети рэпера Андрея Тяпина.

  • Кино

24 февраля суд Солигорского района Минской области среди прочего признал «экстремистским материалом» группу «ВКонтакте», посвященную игровому фильму «Жыве Беларусь! || Viva Belarus!», вышедшему в прокат в 2013 году. «Першы мастацкі фільм пра сучасную Беларусь на беларускай мове» («Первый художественный фильм о современной Беларуси на беларусском языке»), как сказано в описании группы.

  • Беларусский язык и культура в целом

7 апреля было признано «экстремистским материалом» независимое печатное издание «Рэгiянальная газета», широко освещающее темы культуры, истории и языка. Это беларусскоязычная газета, выходившая в стране с 1995 года и вынужденная остановить печатные выпуски с июля 2021 года после обысков в редакции и у журналистов (главный редактор Александр Манцевич – политзаключенный). 26 апреля в списки внесен сайт Euroradio.fm (само СМИ имеет статус «экстремистского формирования» с июля 2022 года); 22 мая – Telegram-канал «Толькi пра мову» («Канал для тых, хто пра мову думае і дбае. І пра чалавечую мову наагул — як унікальную зьяву і каштоўнасьць, і — найперш — пра беларускую мову зь яе багацьцем і праблемамі»); 8 июня – сайт (и соцсети) «Белорусской ассоциации журналистов» (признана «экстремистским формированием» в феврале этого года). 28 июня в списках Министерства информации появились сайт и Telegram-канал культурно-просветительского портала о Беларуси «Будзьма беларусамі!». Также можно отметить внесение в список «экстремистских материалов» информационно-развлекательное шоу в YouTube «Это Минск, детка».

ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ

В конце июня стало известно из СМИ о вывозе из Беларуси историко-культурных ценностей: реликвария Святого Фелициана Мученика – реликвии из Минского кафедрального собора, а также Брестской (Радзивилловской) Библии – редчайшего западнославянского палеотипа.

В опубликованных материалах ставится под сомнение законность вывоза реликвий, однако до настоящего времени государственными органами не дана публичная оценка этим фактам, равно как нам не известно, ведется ли официальное расследование и какие меры предпринимаются [во время подготовки материала к публикации стало известно, что история получила продолжение [8]].

Государство продолжает политику, направленную на дебеларусизацию (дискриминационное отношение к беларусскому языку, преследование за беларусскую идентичность) и продвижение  культуры и идеологии «русского мира»; ведет борьбу с «западными ценностями» и культурой (ЛГБТ-литературой, Днем Святого Валентина и Хэллоуином, персонажем Хагги Вагги и т. п.), польско-литовским наследием; разрабатывает методички по патриотическому воспитанию подрастающего поколения и единой государственной политике исторической памяти; закрывает учреждения из сферы частного образования; преследует членов научных сообществ, а также организации и сообщества, основанные на религии, политические партии и другие объединения.

Предпринимаются новые шаги для усиления контроля в сфере культуры:

  1. 1 января вступило в силу Постановление № 582 «Об экскурсионном обслуживании», регулирующее деятельность экскурсоводов и гидов-переводчиков. Теперь работать по профессии могут только специалисты, прошедшие аттестацию, к которой изначально не допускаются лица, имевшие судимость по ряду (политических) статей. Соответственно, у некоторых специалистов начали аннулировать ранее выданные свидетельства об аттестации. Однако среди лишенных права на работу есть и те, кто не привлекался к административной ответственности, но на них якобы поступила жалоба либо они «не соответствуют моральным нормам экскурсовода». Также, согласно новым нормам, экскурсии в музеях и музейных комплексах имеют право проводить только их работники.
  2. В исследуемый период проходила процедура переаттестации не только экскурсоводов, но и ремесленников. Чтобы остаться в прежней системе налогообложения (платить ремесленный сбор, а не налог на профессиональный доход), мастера должны были до 1 июля подтвердить свой статус в специально созданной для этого комиссии при местной администрации, одним из требований которой является представление своих изделий на специальных государственных площадках (выставках-ярмарках). По имеющейся информации, ставилась задача сокращения числа ремесленников до 50 процентов. Как и в ситуации с правом на организацию культурно-зрелищных мероприятий, а также с экскурсоводами и гидами-переводчиками, эта нововведенная процедура – легализованный механизм отстранения определенных людей от того или иного вида услуг.
  3. С 6 января Законом «Об ограничении исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности» государство на два года легализовало параллельный импорт и пиратское использование музыкальных и аудиовизуальных произведений, компьютерных программ и других объектов интеллектуальной собственности без согласия на то правообладателей и без выплаты вознаграждения.
  4. 24 марта 2023 года было опубликовано и вступило в силу Постановление Государственного комитета по имуществу Республики Беларусь «О передаче наименований географических объектов с белорусского и русского языков на другие языки», регламентирующее замену в стране транслитерации географических названий и наименований с использованием беларусского языка на использование русского – это, по сути, отказ от транслитерации беларусской латинкой. Система транслитерации географических названий была “усовершенствована” в результате массированной кампании провластных активисток, неутомимо борющихся с национально ориентированным наследием Беларуси, включая беларусский язык. Теперь в рамках реализации постановления началась замена названий – в частности, замена вывесок на остановках городского транспорта.

Введен порядок эксплуатации дронов и максимально усложнены возможности для аэрофотосъемки. С 4 июня вступили в силу новые правила использования беспилотных летательных аппаратов (БЛА): стало больше ограничений; практически все БЛА подлежат государственному учету; каждый оператор должен пройти соответствующую подготовку, получить разрешение на использование воздушного пространства и право на аэрофотосъемку; при выполнении полетов необходимо иметь при себе определенный набор документов.

  1. 42 полуструктурированных интервью с белорусскими деятелями культуры, проведенных в период с марта по июнь 2023 года.
  2. ( © ) – цитаты из исследования скрытых репрессий.
  3. Один из видов наказаний по уголовным статьям-ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.
  4. Информация о количестве деятелей культуры в заключении не является окончательной, так как не о всех из них сразу становится известно.
  5. О смерти Алеся Пушкина стало известно уже во время подготовки материала.
  6. https://www.sb.by/articles/markevich-predatelyam-ne-mesto-na-stsene-no-raskayavshimsya-daetsya-vtoroy-shans.html.
  7. https://humanconstanta.org/razbiraemsya-s-ekstremistskimi-spiskami-chto-vxodit-v-ekstremistskie-materialy/.
  8. https://t.me/spadczyna/9249. 

Скачать PDF