Людзі Слова ў няволі (27)
Пошук

(РУС) Мониторинг нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Беларусь, январь – сентябрь 2022 года


С октября 2019 года Беларусский ПЭН осуществляет систематический сбор нарушений культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. Данный документ содержит статистику и анализ нарушений за девять месяцев 2022 года, а также отражает основные тенденции и характер государственной политики в сфере культуры. Материал подготовлен на основе обобщенной информации, собранной из открытых источников и в непосредственной коммуникации с деятелями культуры.

NB: в целях информационной безопасности пользователей мы не указываем прямые ссылки на источники информации, если, согласно действующим в Республике Беларусь нормативным предписаниям, в отношении них введены ограничения. Больше о мониторинге.

 

I. ОБЩИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

За январь – сентябрь 2022 года зафиксированы 998 нарушений* культурных прав и прав человека в отношении деятелей культуры. В их числе:

  • 715 нарушений в отношении 403 деятелей культуры и лиц, чьи культурные права были нарушены;
  • 158 нарушений в отношении 133 организаций и сообществ;
  • 94 нарушения в отношении объектов историко-культурного наследия или беларусского языка;
  • *в общий учет данных также внесен 31 материал, имеющий отношение к теме культуры (сайт, YouTube-канал, статья, клип, книга etc) либо к деятелям культуры (страница в социальной сети), включенный Министерством информации Республики Беларусь в список экстремистских.

 

II. ПОЛИТИЧЕСКИЕ ЗАКЛЮЧЕННЫЕ – ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ

Всего по данным правозащитного центра «Весна» в Беларуси 1324 политических заключенных [1] по состоянию на 30 сентября 2022 года. В том числе политзаключенным признан 101 деятель культуры.

43 человека отбывают уголовное наказание в колониях: архитектор Артем Токарчук (осужден на 3,5 года); бард и программист Анатолий Хиневич (2,5 года); директор концертного агентства Иван Коневега (3 года); автор документальных фильмов и блогер Павел Спирин (4,5 года); UX/UI-дизайнер Дмитрий Кубарев (7 лет усиленного режима); барабанщик Алексей Санчук (6 лет усиленного режима); менеджер культуры Миа Миткевич (3 года); писатель и общественно-политический деятель Павел Северинец (7 лет усиленного режима); танцоры Игорь Ермолов и Николай Сасев (по 5 лет усиленного режима); меценат Виктор Бабарико (14 лет усиленного режима); актер Сергей Волков (4 года усиленного режима); художник по свету Данила Гончаров (2 года); музыкант Павел Ларчик (3 года); поэт и публицист Ксения Сыромолот (2,5 года); бывшие студентки факультета эстетического образования БГПУ Яна Оробейко и Кася Будько (по 2,5 года); бывшая студентка Академии искусств Мария Каленик (2,5 года); бывшая студентка архитектурного факультета БНТУ Виктория Гранковская (2,5 года); дизайнер и архитектор Ростислав Стефанович (8 лет усиленного режима); музыкант, диджей Артур Амиров (3,5 года усиленного режима); учитель истории и обществоведения Андрей Петровский (1,5 года); поэт, бард и адвокат Максим Знак (10 лет усиленного режима); музыкант и менеджер культурных проектов Мария Колесникова (11 лет); музыканты Владимир Калач и Надежда Калач (по 2 года); музыканты Петр Марченко, Юлия Марченко (Юницкая) и Антон Шнип [2] (по 1,5 года); художник Алесь Пушкин (5 лет усиленного режима); литератор, музыкант и автор журнала «Наша гісторыя» Андрей Скурко (2,5 года); автор музыкального проекта и директор типографии Артем Федосенко (4 года); реконструктор истории и активист Ким Самусенко (6,5 лет); автор текстов для журналов «Наша гісторыя» и «Arche» Андрей Окушко (2,5 года); музыкант и активист Сергей Спариш (6 лет усиленного режима); нон-фикшн интернет-автор и блогер Павел Виноградов (5 лет); поэт, переводчик и журналист Андрей Кузнечик (6 лет усиленного режима); архитектор Иван Паршин (2 года); литератор и активистка Елена Гнаук (3,5 года); ювелир и реконструктор истории Михаил Лабань (4 года); литератор и журналистка Катерина Андреева (Бахвалова) (8 лет и 3 месяца усиленного режима); автор и редактор интернет-энциклопедии «Википедия» Павел Перников (2 года); поэт и основатель литературной «Медовой премии» Николай Папеко (заменили «химию» на 8,5 месяцев колонии).

6 деятелей культуры отбывают уголовное наказание в виде «химии» [3]: поэт и режиссер Игнат Сидорчик (осужден на 3 года); дизайнер Максим Татьянок (3 года); научный сотрудник Центра исследований беларусской культуры, языка и литературы Академии наук Александр Галковский (1,5 года); директор студии веб-дизайна Глеб Койпиш (2 года); виолончелист Илья Гончарик (4 года); актер кино Денис Иванов (2 года). [6 октября уехала на место отбывания наказания менеджер культурных проектов, социолог Татьяна Водолажская (2,5 года).]

12 человек находятся в тюрьмах: художник Александр Нурдинов (осужден на 4 года колонии усиленного режима); художник и мультипликатор Иван Вербицкий (8 лет и 1 месяц усиленного режима); автор тюремной литературы, активист анархистского движения Николай Дедок (5 лет); промоутер истории, блогер Эдуард Пальчис (13 лет усиленного режима); автор тюремной литературы, активист анархистского движения Игорь Олиневич (20 лет усиленного режима) и менеджер культуры, блогер  Сергей Тихановский (18 лет усиленного режима) находятся в тюрьмах, куда переведены из колоний в результате усиления режима заключения. Философ, методолог и публицист Владимир Мацкевич [4] (осужден на 5 лет колонии строгого режима), стрит-арт-художник и IT-специалист Дмитрий Подрез (7 лет усиленного режима), библиотекарь Юлия Лаптанович (5 лет) и архитектор Алексей Парецкий (3 года) ожидают этапирования в колонии. Краевед и активист Владимир Гундарь (уже осужден на 3 года колонии) содержится в тюрьме по причине повторного судебного разбирательства. Находится в тюрьме и менеджер культуры Павел Можейко, задержанный 30 августа 2022 года.

38 деятелей культуры находятся в следственных изоляторах МВД и КГБ в ожидании суда либо этапирования в места отбывания наказания: менеджер культуры Эдуард Бабарико (с 18.06.2020); поэт, журналист и медиаменеджер Андрей Александров [5] (с 12.01.2021); поэт и член Союза поляков Беларуси Андрей Почобут (с 25.03.2021); автор и редактор, политолог и аналитик Валерия Костюгова (с 30.06.2021); литературовед, исследователь истории беларусской литературы, эссеист, правозащитник  и лауреат Нобелевской премии мира Алесь Беляцкий (с 14.07.2021); музыкант Сергей Доливеля [6] (с 29.09.2021); фотограф и журналист Геннадий Можейко (с 01.10.2021); основатель Symbal.by, менеджер культурных проектов Павел Белоус (с 15.11.2021); писатель-фантаст и журналист Сергей Сацук (с 08.12.2021); музыкант Кристина Черенкова (с 22.03.2022); учитель-художник Андрей Раптунович (с 16.05.2022); бывший директор ивент-агентства KRONA Сергей Гунь (с 03.06.2022); дизайнер и фотограф Денис Шереметьев [7] (с 14.06.2022); учительница беларусского языка и литературы Галина Тарновская (с 25.07.2022); архитектор и музыкант Александр Кухаренко (с 02.08.2022); керамистка Наталья Корнеева (с 19.08.2022); краевед и журналист Евгений Меркис (с 13.09.2022).
Художник и дизайнер интерьеров Константин Прусов (09.02.2022 осужден на 3,5 года колонии); звукооператор Вадим Денисенко (23.03.2022 осужден на 2,5 года колонии); режиссер Дмитрий Понтелейко (28.03.2022 осужден на 1 год колонии); бас-гитарист Виктор Котовский (14.04.2022 осужден на 3 года колонии); артистка театра Вера Цвикевич (06.05.2022 осуждена на 1 год колонии); литератор Александр Новиков (27.06.2022 осужден на 2 года колонии);  отчисленная из МГУ имени Кулешова студентка романо-германской филологии Данута Передня (01.07.2022 осуждена на 6,5 лет колонии); диджей Игорь Фалейчик (07.07.2022 осужден на 2 года колонии); участник фестивалей народного творчества Алексей Вечерний (08.07.2022 осужден на 1 год и 9 месяцев колонии); публицист, автор тюремной литературы и активист Дмитрий Дашкевич [8] (14.07.2022 осужден на 1,5 года колонии); краевед и путешественник Игорь Голушко [9] (14.07.2022 осужден на 2,5 года колонии); библиотекарь Юлия Чамлай (18.07.2022 осуждена на 2 года колонии); фотограф Валерий Клименченко (01.08.2022 осужден на 1,5 года колонии); музыкант Владислав Плющев (04.08.2022 осужден на 2 года колонии); фотограф Александр Кудлович (17.08.2022 осужден на 2 года колонии); диджитал-художник Виктор Кулинка (01.09.2022 осужден на 3 года колонии усиленного режима); литератор, переводчик, литературовед Александр Федута (05.09.2022 осужден на 10 лет колонии усиленного режима); администратор культурно-исторического Telegram-канала Rezystans Никита Слепенок (06.09.2022 осужден на 3 года колонии усиленного режима); художница Анна Киселева (15.09.2022 осуждена на 1,5 года колонии); дизайнер Марина Маркевич (15.09.2022 осуждена на 2,5 года колонии); режиссер документальных фильмов, журналист Ксения Луцкина (28.09.2022 осуждена на 8 лет колонии).

Председатель Союза поляков Беларуси Анжелика Борис и бывшая учительница беларусского языка и литературы Эмма Степуленок спустя год заключения в СИЗО были переведены под домашний арест и по-прежнему остаются в статусе политзаключенных. 

Наряду со 101 политзаключенным – деятелем культуры еще 19 представителей сферы находятся в заключении по уголовным делам [из тех, о чьем статусе нам известно]: диджей Виталий Колесников (в колонии); реконструктор истории Вадим Шилько (в следственной тюрьме); графические дизайнеры Владимир Ершов (в колонии) и Сергей Стоцкий (нет информации); поэт, продюсер и блогер Владислав Савин (переведен из колонии в СИЗО); музыканты Вадим Гулевич и Сергей Никитюк (нет информации о местах заключения); художник по свету Вадим Васильев (в СИЗО); художник Геннадий Дроздов (нет информации); певица Мерием Герасименко (в СИЗО); экскурсовод Оксана Манкевич [10] (в СИЗО) либо отбывают наказание в виде «домашней химии» [11]: переводчица Ольга Калацкая; поэт и музыкант Анна Важник; дизайнер Татьяна Минина; менеджер культуры Регина Лавор; юморист, участник КВН Василий Кравчук; учительница русского языка и литературы Елена Пуцыкович; бывший директор музея «Пружанскі палацык» Юрий Зелевич; автор, редактор интернет-энциклопедии «Википедия» и IT-специалист Марк Бернштейн.

 

III. СУДЕБНЫЕ ПРИГОВОРЫ В ОТНОШЕНИИ ДЕЯТЕЛЕЙ КУЛЬТУРЫ

Всего за девять месяцев 2022 года были осуждены 62 деятеля культуры. В обвинениях им были предъявлены от одной до шести статей Уголовного кодекса Республики Беларусь. Чаще всего фигурировали одна или несколько диффамационных статей (188, 367-370) – за «оскорбление» или «клевету» в отношении Лукашенко или других представителей власти, «дискредитацию Беларуси» (в условиях режима Лукашенко это наказание за выражение мнения о происходящем в стране): в обвинениях у 22 деятелей культуры присутствовала одна из диффамационных статей, а музыкант Александр Казакевич был осужден дважды по одной и той же статье. На втором месте по частоте предъявленных обвинений статья 342 («Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них») – привлечение к уголовной ответственности за участие в мирных собраниях и протестах 2020 года: 21 деятель культуры был осужден исключительно на основании данной статьи, еще 6 имели в «составе преступления» это и иные обвинения. На третьем – уголовное преследование по статье 130 («Разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни»), также используемой судебной системой Беларуси как наказание за выражение мнения: присутствовала в обвинениях у 11 деятелей культуры.

Большинству деятелей культуры назначено наказание в виде колонии. Так, 8 человек были либо будут отправлены в колонию строгого режима, еще 32 – общего. 12 деятелей культуры приговорены к «химии», 10 – к «домашней химии».

 

IV. ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ, О КОТОРЫХ МЫ РАСПОЛАГАЕМ НЕПОЛНОЙ ИНФОРМАЦИЕЙ

В течение января – сентября 2022 года мы фиксировали задержания ряда деятелей культуры, о которых у нас отсутствует дальнейшая информация (полностью либо частично): 18 февраля был задержан музыкант и студент Константин Зимницкий – больше о нем не было информации; 5 мая – музыкант Андрей Задерковский; 16 мая – преподаватель истории Минского лингвогуманитарного колледжа Андрей Дорохович; 17 мая – дизайнер Алина Ковтуновская (про Алину известно, что ей предъявлено обвинение по статье 342, однако нет информации о ее текущем местонахождении); 3 июня – реконструктор истории и владелец караоке-бара «Шум» Алексей Гурский; 14 или 15 июня – заведующий отделом культурно-образовательной работы Могилевского областного музея им. Масленникова Дмитрий Журавский; 28 июня – менеджер культурных проектов и политический активист Дмитрий Бондарчук; 2 августа – краевед и журналист Игорь Хмара (находится в СИЗО, но не известно, что ему предъявлено); 3 августа – директор и основатель туристической компании «Виаполь» Галина Потаева; 4 августа – директор бара «Банки-Бутылки» Андрей Жук (известно, что сейчас он находится в СИЗО, но нет информации о предъявленных обвинениях); 17 августа – художник-иллюстратор Вадим Багрий (есть информация о возбужденной против него статье 130 Уголовного кодекса, но не известно, где он содержится); 18 августа – бард, писатель Алексей Ильинчик и художник Геннадий Дроздов (по Геннадию известно про 342-ю статью, но нет информации о его текущем местонахождении). Также известно о преследовании по трем уголовным статьям в отношении задержанного 25 августа музыканта Сергея Никитюка, однако и о его месте заключения информации нет. 27 августа был задержан гитарист Захар Сабин. 13 сентября стало известно о задержании историка Евгения Гуринова. Нет информации о том, какие предъявлены обвинения экскурсоводу Оксане Манкевич, задержанной 14 сентября и содержащейся в СИЗО. 21 сентября стало известно о задержании Артема Слизкого, директора проекта «Неизведанная узкоколейка», занимающегося сохранением и популяризацией наследия узкоколейных железных дорог. 22 сентября был задержан детский писатель и преподаватель частной школы Дмитрий Юртаев. 28 сентября стало известно о задержании музыканта Олега Самсонова. 

 

V. УСЛОВИЯ СОДЕРЖАНИЯ В ЗАКЛЮЧЕНИИ, УЖЕСТОЧЕНИЕ РЕЖИМА И ПРАКТИКА ПОВТОРНЫХ СУДОВ

Преследование деятелей культуры, задержанных по политическим мотивам, продолжается и в заключении. Поступает много свидетельств того, что осужденные по административным статьям сталкиваются с антисанитарными условиями, холодом, отсутствием в камерах матрасов, переполненностью камер, запретом на переписку, чтение и прогулки, ночными проверками, некачественным оказанием медицинской помощи, грубым обращением со стороны сотрудников пенитенциарной системы и др.

Мы продолжаем получать сообщения от задержанных и осужденных по уголовным статьям деятелей культуры, что они регулярно сталкиваются с блокированием корреспонденции и лишением передач; ограничением в прогулках, чтении, занятиях спортом; запретом на звонки и свидания с родными, общение с другими заключенными; отказом в госпитализации и др. Нередки случаи постановки политзаключенных на так называемый профилактический учет, в результате чего они подвергаются дополнительному контролю и лишениям. Еще одна из практик давления – вынесение в отношении политических заключенных административных взысканий по надуманным причинам. Так, музыкант и менеджер культурных проектов Мария Колесникова свое второе взыскание получила за то, что, как утверждает администрация колонии, перебивала начальника исправительной колонии во время объявления о наложении первого взыскания.

Одна из распространенных практик давления на нелояльных власти заключенных – помещение в штрафной изолятор (ШИЗО) или карцер. Известно, что один раз (на 10 суток) или более туда были отправлены промоутер истории и блогер Эдуард Пальчис, автор тюремной литературы и активист анархистского движения Николай Дедок, краевед Владимир Гундарь, меценат Виктор Бабарико, автор нон-фикшн книги и журналист Олег Груздилович, литератор и активист Елена Гнаук, нон-фикшн интернет-автор и блогер Павел Виноградов. Николай Дедок «отметил» в карцере Новый год, в ШИЗО – день рождения. Туда же в свой день рождения был помещен и автор тюремной литературы, активист анархистского движения Игорь Олиневич. Нередко именно с ШИЗО начинается «жизнь» заключенного по политическим статьям после этапирования в колонию.

Политзаключенных, отбывающих наказание в колонии, за «системные» нарушения могут отправить в помещение камерного типа (ПКТ) – тюремную камеру, из которой они выходят только на работу и получасовую прогулку в день и где вводятся ограничения на посылки, письма, покупки необходимых вещей в тюремном магазине и др. Известно, что за анализируемый период в ПКТ попадали (или находятся там на данный момент) автор тюремной литературы Николай Дедок (провел 4 месяца), оператор Вячеслав Ломоносов (срок неизвестен), художник Алесь Пушкин (был отправлен на 5 месяцев), UX/UI-дизайнер Дмитрий Кубарев (на 6 месяцев).

«Злостные нарушители установленного порядка отбывания наказания» могут быть переведены в крытую тюрьму или в условия более строгого режима. В марте 2022 года правозащитный центр «Весна» сообщал о 28 политзаключенных (известных случаях), которым усилили режим и перевели в тюрьму. Среди них и представители культурной сферы страны. Так, суд постановил заменить «химию» на 8,5 месяцев колонии поэту и пчеловоду Николаю Папеко. Из колонии на тюремный режим были переведены художник и мультипликатор Иван Вербицкий (срок неизвестен), художник Александр Нурдинов (сроком на 2 года), автор тюремной литературы Николай Дедок (2 года и 10 месяцев), менеджер культуры и блогер Сергей Тихановский (3 года) – ему заменили режим на тюремный спустя месяц нахождения в колонии, а также промоутер истории и блогер Эдуард Пальчис (срок неизвестен).

Что касается практики повторных судов. Как нам известно из публичных сообщений, для дальнейшего давления на привлеченных к административной ответственности по политическим мотивам используется метод, негласно получивший название «карусель» – практика перезадержания, когда по окончании отбывания одних «суток» проходит следующий суд и задержание на новые «сутки». Так в анализируемый период происходило с менеджером культурных проектов и правозащитником Александром Капуцким, книгоиздателем Андреем Янушкевичем, литературным критиком Настой Карнацкой, учителем-художником Андреем Раптуновичем, музыкантом Борисом Жаховским, певицей Мерием Герасименко, музыкантом Игорем Банцером, преподавателем философии Минской духовной академии и священником Владиславом Богомольниковым, поэтом Анатолием Санатенко.  В ряде случаев административные дела перетекли потом в уголовное преследование.

Происходит подобное и с уже осужденными по уголовным статьям. Так, проводились повторные процессуальные действия в отношении литератора и журналистки Катерины Андреевой (Бахваловой), в результате чего она не только не вышла на свободу в начале сентября 2022 года по истечении срока первого приговора (2 года колонии общего режима), но и была осуждена повторно уже на 8 лет и 3 месяца колонии усиленного режима. В рамках судебного разбирательства по «делу Автуховича» [якобы о подготовке теракта] обвиняемым является и краевед Владимир Гундарь [12], уже отбывавший наказание сроком в три года колонии. Через несколько месяцев после вынесения первого приговора (3 года «домашней химии») в рамках нового уголовного дела была задержана и осуждена уже на 5 лет колонии библиотекарь Юлия Лаптанович. Через неделю после первого суда и приговора в 1,5 года «домашней химии» был повторно задержан по той же уголовной статье музыкант Александр Казакевич и спустя два месяца в СИЗО осужден в итоге на 2 года «домашней химии». Литератор и активистка Елена Гнаук является рекордсменкой по количеству приговоров: сначала она была осуждена на 2 года «домашней химии», во второй раз – на 3 года «домашней химии» (по сумме приговоров), в третий раз – уже на 3,5 года колонии. Также стало известно, что еще один суд ожидает музыканта Владислава Плющева и поэта, продюсера и блогера Владислава Савина.

 

VI. ДЕЯТЕЛИ КУЛЬТУРЫ В СПИСКАХ «ЭКСТРЕМИСТОВ» И «ТЕРРОРИСТОВ»

В течение девяти месяцев 2022 года в «Перечень лиц, причастных к экстремистской деятельности», который ведет Министерство внутренних дел, были внесены 30 деятелей культуры: Максим Знак, Мария Колесникова, Павел Северинец, Артур Амиров, Николай Дедок, Эдуард Пальчис, Юлия Лаптанович, Алесь Пушкин, Артем Федосенко, Андрей Щигель, Василий Кравчук, Максим Шавлинский, Сергей Спариш, Дмитрий Подрез, Миа Миткевич, Павел Спирин, Игорь Олиневич, Владислав Маковецкий, Павел Перников, Павел Виноградов, Виктор Котовский, Михаил Лабань, Иван Паршин, Валерий Клименченко, Вадим Денисенко, Елена Гнаук, Юрий Зелевич, Оксана Касперович, Андрей Кузнечик и Андрей Петровский. С учетом добавленных в список в октябре 2022 года, всего на момент публикации отчета в нем числятся уже 54 деятеля культуры.

В «Перечень организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности», находящийся в ведении Комитета государственной безопасности, внесены имена 12 деятелей культуры: это Сергей Спариш, Максим Знак, Мария Колесникова, Данута Передня, Оксана Касперович, Алексей Парецкий, Иван Вербицкий, Юлия Чамлай, Павел Виноградов, Сергей Тихановский, Виктор Котовский и Иван Паршин. С учетом четырех людей культуры, внесенных в список еще в 2021 году, – Игоря Олиневича, Павла Латушко, Антона Мотолько, Вадима Гилевича – Андрея Почобута и Игоря Голушко, добавленных в него в октябре 2022 года, на момент написания отчета в Беларуси не менее 18 деятелей культуры имеют статус «террористов».

Юрист правозащитного центра «Весна» Павел Сапелко отмечает, что люди, включенные в эти списки, получают существенное поражение в правах на срок судимости и после его окончания. Оно касается и возможности заниматься определенными видами деятельности, и сложностей осуществления финансовых операций, и некоторых других моментов. Преподавательница скрипки Оксана Касперович, вышедшая на волю по окончании отбывания наказания, констатировала, что попадание ее имени в список террористов привело к блокировке всех банковских счетов и невозможности открыть новые, что, в свою очередь, лишает ее возможности трудоустройства в стране [13].

 

VII. ЛИКВИДАЦИЯ И ЗАКРЫТИЕ ОРГАНИЗАЦИЙ И АРТ-ПРОСТРАНСТВ

Продолжается ликвидация организаций гражданского общества. Lawtrend совместно с ОЕЕС проводит мониторинг принудительной [14] и самоликвидации [15] некоммерческих организаций. За период с января по сентябрь 2022 года принудительной ликвидации подверглись не менее 49 общественных организаций, зарегистрированных как культурные либо имевших в своей деятельности такую компоненту. Среди них – учреждение культуры «Театр-Территория мюзикла». В полугодовом отчете было упомянуто, что в начале года театр был вынужден по не зависящим от него причинам дважды отменить показ спектакля, деятельность учреждения была приостановлена, а в июле оно ликвидировано по решению Мингорисполкома. Известны несколько случаев подачи организациями апелляции и обжалования приговора, однако ни в одном из них решение суда не было отменено.

Продолжается практика преследования независимых издательств. Весной Министерство информации приостановило на три месяца деятельность 4 из них, печатающих книги беларусских авторов и на беларусском языке: «Медисонт» и «Голиафы» – с 15 апреля, «Лимариус» и «Книгосбор» – с 16 мая. На сегодня нет никаких признаков того, чтобы какому-либо из этих издательств разрешили продолжить свою работу по истечении трех месяцев. Кроме того, по государственному реестру можно отследить, что «Голиафы» и «Лимариус» уже находятся в процессе ликвидации.

С середины мая «поставлена на паузу» деятельность минского музыкального клуба «Брюгге». «По техническим причинам» закрыты бар «Банки-Бутылки», в который 4 августа приходили с проверками санстанция и МЧС, а вечером того же дня был задержан его руководитель Андрей Жук, и  магазин антиквариата «Буржуазные ценности», который в начале сентября также «навестили» представители силовых структур. 16 сентября окончательно закрылся музыкальный бар «Граффити», открытый в Минске в 1999 году и ставший по-настоящему знаковым местом музыкальной индустрии города. Еще в первом полугодии объявили о прекращении работы в Минске культурный центр «Корпус», Lo-Fi Social Club, ивент-пространство «Месца», а в Гродно закрылась галерея «400 квадратов».

 

VIII. ЦЕНЗУРА И САМОЦЕНЗУРА

В Беларуси наличие цензуры, контроля со стороны государства в отношении содержания художественных произведений (в широком смысле) – неоспоримый факт. Десятилетия существует феномен «черных списков» нелояльных власти музыкантов, известно о списке актеров, литераторов и даже фотографов, которым запрещено свободное распространение продуктов своего творчества, имеет место негласный запрет на профессию. На протяжении последних двух лет мы регулярно фиксируем факты отмены спектаклей, изъятия из библиотек и магазинов книг определенных авторов, отказа в выдаче гастрольных удостоверений и т. п. события.

Так, в течение анализируемого периода не был допущен к показу в Театре юного зрителя спектакль «Кантрольнае сачыненне», в сюжете которого заложен конфликт между выпускниками, ищущими справедливости, и школьной администрацией. В Музыкальном театре отменили премьеру оперетты «Герцогиня из Чикаго», в которой можно было усмотреть параллели с текущей реальностью [шутки о начале войны и др.]. В начале нового сезона из репертуара нескольких театров убрали спектакли по пьесам отдельных авторов. Как было сказано в разделе выше, ликвидирован Театр «Территория мюзикла».

Цензура «прошлась» по следующим художественным выставкам: «Тревожный чемоданчик» в галерее Союза дизайнеров; «Час экранаў» Григория Иванова, «Дэмаграфія» Сергея Гриневича и «Арт-Минск» в минском Дворце искусств; «СКУЛЬПТУРА» в галерее «400 квадратов» в Гродно; «Это диагноз» в минском пространстве Factory. Нам известны и другие случаи вмешательства и контроля, когда на выставки приходили представители администрации и приказывали убрать работы определенных авторов. По непонятным причинам по решению местных властей в Минске закрасили несколько муралов.

Певица Мерием Герасименко была задержана на следующий день после уличного концерта, где, среди прочего, исполнила песню украинской группы «Океан Ельзи». Зафиксированы несколько случаев неоправданного задержания уличных музыкантов. Известны факты нахождения в зале представителя спецслужб во время концертов государственных коллективов. Министерство культуры отказало в выдаче гастрольного удостоверения группе Shortparis, чей фронтмен Николай Комягин известен своей антивоенной позицией.

Из фондов библиотек продолжают изыматься книги Светланы Алексиевич, Саши Филипенко и некоторых других писателей. После доносов провластной активистки из магазинов OZ «Книги» были убраны несколько книг по ЛГБТ-тематике. Издательства вынуждены отзывать из магазинов книги, неправомерно включенные Министерством информации в республиканский список экстремистских материалов.

По соображениям цензуры в Беларуси так и не удалось организовать официальный показ кинокартины «Три товарища» Владимира Козлова.

Министерство информации блокировало сайты фотопроекта «Площадь Перемен» и беларусского независимого научно-популярного и литературно-художественного журнала ARCHE.

В связи с потенциальной угрозой преследования за творческое высказывание набирает обороты практика самоцензуры авторов. Растет число анонимных работ и проектов, закрытых мероприятий, происходит приостановка или отмена деятельности.

К нам часто поступают сообщения следующего содержания: «…отказался от публичной лекции, чтобы не привлекать лишнего внимания», «…из соображений безопасности решил не продолжать проводитьлитературную…», «…сказала, что под именем… лучше не проводить этот фестиваль», «…попросила убрать из соцсетей… публикации ее иллюстраций», «…отказался от вручения премии имени Алеся Адамовича» и т. д.

Не все работы художников оказываются в выставочном пространстве по их собственному решению.  Мероприятия уходят в онлайн – как, к примеру, фестиваль независимого видеотворчества HLIADAČ, который должен был пройти в Минске офлайн. Может быть принято решение не отменять мероприятие, ранее уже привлекавшее внимание спецслужб, а провести его максимально незаметно – так состоялся традиционный фестиваль «Оршанская битва». Остаются анонимными создатели ряда документальных фильмов, авторы репортажей, статей и других материалов. Экскурсоводы во время своих экскурсий вынуждены подбирать слова и выбирать, о чем можно или не стоит говорить, т. к. «никогда не известно, кто тебя слушает».

 

IX. ПОЛОНОФОБИЯ И РАЗРУШЕНИЕ ПОЛЬСКИХ МЕСТ ПАМЯТИ

С начала протестов в августе 2020 года [возникших в ответ на сфальсифицированные выборы президента и беспрецедентное насилие со стороны силовиков] и по сей день режим Лукашенко проводит антизападную в целом и антипольскую в частности политику. Сделав Польшу одним из врагов беларусского народа, власть осуществляет массированное давление на польское меньшинство и проводит в СМИ клеветническую антипольскую кампанию.

Так, в марте 2021 года был задержан руководящий состав не зарегистрированного в Беларуси Союза поляков. Его председатель Анжелика Борис и член союза Андрей Почобут являются фигурантами дела о «реабилитации нацизма» и признаны политзаключенными. Художник Алесь Пушкин, также задержанный в конце марта 2021 года, с апреля 2022 года отбывает 5-летний срок в колонии строгого режима за портрет участника антибольшевистского послевоенного подполья Евгения Жихаря, которого он, согласно предъявленному обвинению, «прославлял и одобрял его действия». На протяжении всего 2021 года оказывалось давление на членов и активистов Союза поляков, польское меньшинство по всей Беларуси, было ликвидировано ООО «Польская школа» в Бресте. Нет признаков деятельности Польского института в Минске, чьи сайт и страницы в соцсетях не обновляются с весны–лета 2021 года, а сайт Союза поляков Беларуси Znadniemna.pl. в декабре был признан экстремистским материалом. В мае 2022 года та же участь постигла и «зеркало» сайта – nadniemnemgrodno.pl. В феврале в список был внесен ресурс «Радыё Рацыя» – СМИ, базирующееся в Польше и критикующее правительство Беларуси, а в апреле – интернет-ресурс MOST («информационный мост между Беларусью и Польшей», как указано на сайте). В конце июля 2022 года в список экстремистских материалов попали польские сайты Polskieradio.pl и Polskieradio24.pl.

В списке некоммерческих организаций, подвергшихся принудительной ликвидации в течение января – сентября 2022 года, значатся и старейшие польские организации Беларуси: «Клуб польских народных традиций» (зарегистрирован в 1994 году), «Общество польской культуры на Лидчине» (1994), «Польское научное общество» (1994), «Польска матеж школьна» (1995), а также «Вспульнота полякув» (2019).

По рекомендации органов госбезопасности в Пинске были отменены запланированные мероприятия, посвященные 90-летию земляка – известного польского писателя и журналиста Рышарда Капущинского. В результате давления и заявлений провластной активистки о «пропольскости» литературоведа, критика и переводчика Адама Мальдиса Гродненский облисполком приостановил процедуру присвоения Островецкой районной библиотеке имени этого выдающегося уроженца Островецкого района.

Также в 2022 году, на новом этапе преследования поляков, польское меньшинство [как и литовское] лишили возможности обучаться на родном языке – 1 сентября вступили в силу изменения в Кодексе об образовании [16], согласно которым языком преподавания может являться только государственный [русский или беларусский]. Так, в гродненской и волковысской польских школах с нового учебного года обучение ведется на русском языке, а польский свелся к предметному – урокам польского языка и литературы по одному часу в неделю.

Одна из тем антипольской риторики в государственных СМИ касается партизан польской Армии Крайовой, якобы целенаправленно уничтожавших беларусов во время Второй мировой войны. Еще в апреле 2021 года официальный Минск возбудил уголовное дело в отношении бывших бойцов армии, а в конце июня 2022 года началось уничтожение «ненужной» для системы памяти – польского исторического наследия в Беларуси [17]. По состоянию на конец сентября причинен ущерб не менее чем 12 местам памяти в Гродненской области: в деревнях Едковичи, Стриевка, Сурконты, Плебанишки, Микулишки, Качичи, Песковцы, Богданы, Бобровичи, Дындылишки, в Волковыске и Ошмянах вандалы отодвигали надгробия, уничтожали и разрушали одиночные или братские могилы солдат, сносили памятники, снимали с крестов памятные доски. Из костела Святых Петра и Павла в Ивье по постановлению местных властей была удалена мемориальная доска в память о солдатах Армии Крайовой. Подобная памятная доска демонтирована в костеле Матери Божией Розарии в агрогородке Солы еще в августе 2021 года.

В сентябре этого года Лукашенко обратил внимание на владельцев карты поляка – «или они граждане Беларуси, или они просто заблудшие, просто взяли эту карту якобы случайно, или у них иная “ориентация”» [18]. Вскоре после его заявления стали поступать первые свидетельства того, что правоохранительные органы начали собирать данные о наличии у граждан вида на жительство в другом государстве либо карты поляка.

 

X. ДРУГИЕ НЕГАТИВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ   

  • Дискриминация беларусского языка

Продолжается нарушение прав беларусскоязычных граждан и дискриминационное отношение к беларусскому языку в целом. В Беларуси преследуют за беларусскость, и есть свидетельства того, что причиной задержания на улице может стать разговор на беларусском языке. В пенитенциарной системе, а также в сфере государственных услуг сотрудники учреждений могут требовать, чтобы с ними разговаривали «на нормальном языке» [русском]. Очень мало беларусского, одного из двух государственных языков, и в публичном пространстве. Так, летом по всей стране появились баннеры, разработанные Министерством культуры в честь юбилеев известных беларусских деятелей, – все они выполнены исключительно на русском языке. На русском же сделана многочисленная наружная реклама, посвященная так называемому Году исторической памяти. Подавление использования беларусского языка ведет к недоборам в беларусскоязычные классы, низкому спросу на специальность «Беларусский язык и литература» (например, в Гродненском университете в рамках нового набора были поданы всего 16 заявок) и другим последствиям.

  • Увольнения из государственных учреждений культуры и образования

Продолжаются начатые еще во второй половине 2020 года увольнения нелояльных режиму специалистов, работающих в сфере культуры либо преподающих культурологические, языковые, исторические науки в учреждениях образования. В мониторинге содержится информация о 55 случаях увольнения, непродления контракта или создания условий для того, чтобы специалист уволился «по соглашению сторон». Зафиксированы факты увольнений из Министерства культуры, Театра юного зрителя, РТБД, Национального театра имени Якуба Коласа, Могилевского театра драмы и комедии, Университета культуры, гимназии-колледжа при Академии искусств, Беларусской государственной филармонии, Большого театра оперы и балета, Института языкознания имени Якуба Коласа, Национального исторического архива Беларуси, Литературного музея Максима Богдановича, «Белкниги», журнала «Мастацтва», Полоцкого, Гродненского и Беларусского государственных университетов, а также из лицеев, гимназий, средних общеобразовательных школ и других учреждений культуры и образования.

  • Признание материалов экстремистскими

За 3-й квартал 2022 года соответствующий список пополнился новыми сайтами и YouTube-каналами на тематику культуры: это ранее уже упомянутые Polskieradio.pl и Polskieradio24.pl, сайт и соцсети Беларусской Рады культуры, сайты Symbal.by и Hodna.by, YouTube-канал «ТОК | TALK» и др. Также в перечень экстремистских материалов добавлены научно-популярная энциклопедия «”Герои” Люфтваффе» авторства Константина Залесского и книга «Краткий курс истории Беларуси IX–XXI вв.» Анатолия Тараса. Всего в 2022 году в него были внесены 6 книг.

  • Преследование за беларусскую национальную и украинскую символики

Продолжается преследование за использование бело-красно-белой и украинской (сине-желтой) символик.

В условиях общественно-политического кризиса, репрессий, запрета на профессию, особенно актуального в последние два года, деятели культуры покидают страну – выезжают индивидуально или целыми коллективами театральные труппы, музыкальные коллективы, издательские группы и т. д. Теперь уже за рубежом издаются новые книги независимых беларусских книгоиздателей, проходят презентации, фестивали, кинопоказы и т. п. Внутри страны значительно уменьшилось количество концертов, театральных премьер, литературных встреч. В связи с отъездом большого числа представителей независимого сектора культуры в массе своей падает качество культурного продукта в стране в целом. Основной запрос государственной культуры – на продвижение темы Второй мировой войны и геноцида беларусского народа: тематические экспозиции, «уроки памяти» и школьные факультативы, музейные выставки, видеопроекты, презентации книг и конкурсы творческих работ на данную тематику, передвижные агитационные конструкции на улицах городов, госзакупки на фильмы о войне, спектакли и т. д. и т. п.  На внешнеполитической арене действия власти сводят на нет вероятность культурного взаимообмена и разнообразия. Представители зарубежной сцены не имеют возможности (и не хотят) выступать в Беларуси, в результате в страну экспортируется преимущественно продукт российской культуры. Растет список международных мероприятий, прошедших без участия беларусских (и российских) исполнителей, а Украина предпринимает действия по уменьшению присутствия в своей стране продукта беларусской культуры – книг, произведений в школьной программе, названий улиц.

 

XI. МОНОПОЛИЗАЦИЯ ГОСУДАРСТВОМ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ

Государство предпринимает дальнейшие шаги для усиления контроля в сфере культуры и минимизации присутствия в ней независимого сектора путем создания новых реестров, списков, комиссий, аттестаций и т. д. Вот несколько примеров расширения его контрольных функций в анализируемый период: 

  • Реестр организаторов культурно-зрелищных мероприятий

1 августа вступило в силу постановление, согласно которому только организации, находящиеся в этом реестре, могут осуществлять подобную деятельность. Организаторы, которые подлежат включению в реестр, но не включены в него, не могут проводить культурно-зрелищные мероприятия [19]. Список формируется и ведется Министерством культуры или уполномоченным им лицом, а для принятия решения о включении в него комиссия анализирует художественный уровень ранее проведенных мероприятий, наличие каких-либо нарушений, судимости или привлечения к административной ответственности организатора по ряду статей Уголовного кодекса [20] [включая и диффамационные, а также «протестную» 342-ю].

  • Национальный реестр экскурсоводов и гидов-переводчиков

2 сентября правительство приняло Постановление № 582 «Об экскурсионном обслуживании» [21], согласно которому экскурсоводам и гидам-переводчикам необходимо проходить аттестацию, подтверждающую их квалификацию. В результате Министерством спорта и туризма или уполномоченной им госорганизацией будет сформирован национальный реестр экскурсоводов и гидов-переводчиков [22]. С 1 января 2023 года к работе будут допущены только специалисты из этого реестра.

  • Комиссия по контролю за качеством книжной продукции

3 сентября председатель провластного Союза писателей рассказал, что «по поручению и с подсказки» Министерства информации создана комиссия по контролю за качеством книжной продукции, основной задачей которой будет осуществление общественного контроля за продукцией книжных магазинов с точки зрения их идеологической составляющей и художественного качества. [23]

  • Комиссия по проверке деятельности Института истории

Известно, что данная комиссия была создана при Администрации Лукашенко, возглавляет ее заместитель главы Администрации Максим Рыженков. В составе комиссии – идеологически выверенные историки.


[1] Процедура признания политзаключенным закреплена определенным рамочным документом.

[2] 11 октября Петр Марченко, Юлия Марченко (Юницкая) и Антон Шнип вышли на свободу, полностью отбыв наказание.

[3] Так в просторечии называется один из видов наказаний по уголовным статьям – ограничение свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа.

[4] 14 октября Владимир Мацкевич переведен в колонию.

[5] 6 октября Андрей Александров осужден на 14 лет колонии.

[6] 7 октября Сергей Доливеля осужден на 2 года колонии.

[7] 18 октября Денис Шереметьев осужден на 2 года колонии.

[8] В начале октября Дмитрий Дашкевич переведен в колонию.

[9] В начале октября Игорь Голушко переведен в колонию.

[10] 5 октября Геннадий Дроздов, Мерием Герасименко и Оксана Манкевич признаны политзаключенными.

[11] Так в просторечии называется один из видов наказаний по уголовным статьям – ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

[12] 17 октября краевед Владимир Гундарь осужден на 18 лет колонии усиленного режима.

[13] «Я отдала много лет работы, сил этой стране. Почему меня заставляют уезжать?»

[14] Мониторинг НКО, находящихся в процессе принудительной ликвидации.

[15] Перечень НКО, в отношении которых принято решение о самоликвидации.

[16] Об изменении Кодекса Республики Беларусь об образовании.

[17] Уничтожение польских мест памяти и кладбищ в Беларуси.

[18] Лукашенко о карте поляка.

[19] Реестр организаторов культурно-зрелищных мероприятий в Беларуси.

[20] О реестре организаторов культурно-зрелищных мероприятий.

[21] Постановление «Об экскурсионном обслуживании».

[22] Национальный реестр экскурсоводов и гидов-переводчиков.

[23] Комиссия по контролю за качеством книжной продукции.